26 мая состоялось заседание "Открытого совета директоров", организованное совместно с компанией Crowe CRS.

На трансляции первые лица и ведущие специалисты компаний в формате диалога бизнеса и экспертов совместно обсудили новые угрозы для бизнеса и вытекающие из них правовые риски, разобрали кейсы и выработали подходы к управлению связанными с пандемией рисками.

Модератор дискуссии:

  • Дмитрий Громыко — Партнер Crowe CRS, «Налоги и право»

Состав участников:

  • Наталья Кузьмина — Председатель совета директоров «Фестмолл», член совета директоров и директор по стратегическому развитию и глобальным инвестициям группы АСГ
  • Роман Тихоненко — Президент AIG в России
  • Софья Светлосанова — Основатель Сети салонов для детей и будущих мам «Кенгуру»
  • Станислав Мелингер — Исполнительный директор «Адамас»
  • Андрей Легостаев — Исполнительный директор Дирекции по работе с проблемными активами корпоративного бизнеса АКБ АбсолютБанк (ПАО)
  • Ольга Сницерова — Руководитель корпоративной практики Crowe CRS
  • Ростислав Агапов — Руководитель практики недвижимости Crowe CRS
  • Александр Мальцев — Ведущий юрист практики недвижимости Crowe CRS
  • Александр Шугаев — Старший юрист корпоративной практики Crowe CRS
  • Дмитрий Барский — Руководитель налоговой практики Crowe CRS
  • Семён Дергачев — Старший юрист налоговой практики Crowe CRS

 

Тема конференции – Эволюция бизнес-рисков и ответственность директоров в новой реальности. Что нужно знать о договорных, регулятивных и налоговых рисках.

Вопросы, которые обсуждались спикерами:

  • Форс-мажор и исполнение договорных обязательств. Арендатор vs арендодатель
  • Банкротство: мораторий и жизнь после карантина
  • Меры налоговой поддержки бизнеса и основные налоговые риски в период эпидемии коронавируса
  • Ответственность директоров

Ключевые выводы и рекомендации спикеров:

1. Форс-мажор и исполнение договорных обязательств. О чем нужно помнить.

  • Наличие обстоятельства непреодолимой силы устанавливается судом для каждого конкретного обязательства.
  • Само по себе наличие обстоятельств непреодолимой силы не прекращает обязательство, а лишь освобождает от ответственности за его неисполнение. Произвольный отказ от исполнения обязательства несет в себе риски предъявления требований к должнику по обязательству об исполнении и о возмещении убытков, вызванных таким неисполнением.
  • По общему правилу отсутствие денежных средств не является обстоятельством непреодолимой силы. Однако, если отсутствие денежных средств вызвано установленными ограничительными мерами, в частности, запретом определенной деятельности, установлением режима самоизоляции, то оно может быть признано основанием для освобождения от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств.
  • Важно принять все меры по предотвращению возможных убытков, так же уведомить контрагента о наступлении обстоятельств непреодолимой силы.

2. Арендатор vs. Арендодатель

  • В условиях экономической и правоприменительной неопределенности мы рекомендуем и арендатору, и арендодателю использовать «антикоронавирусные» правила арендных отношений не для развязывания юридических «войн», а в качестве поводов и ориентиров для достижения взаимоприемлемого компромисса по вопросам скидок и отсрочек на основе соглашений. Такой подход позволит избежать разрушения партнерских отношений сторон и рисков неблагоприятных последствий судебных процессов.

3. Банкротство: мораторий и жизнь после карантина

  • В период действия моратория мы можем рекомендовать провести проверку всех контрагентов на предмет осуществления ими деятельности, в том числе, частично, в указанных Правительством РФ отраслях, подпадающих под мораторий, а также адресных категорий компаний. В случае подтверждения отнесения контрагента к «мораторным» компаниям, рекомендуем тщательно отслеживать Федресурс на предмет подачи такими компаниями заявления о собственном банкротстве, а также осуществлять общий мониторинг деятельности данных компаний.
  • Особое внимание рекомендуем обратить на сроки банкротных процедур, которые по уважительной причине подлежат продлению в виду ограничительных мер введенных органами власти. Кроме того, срок оспаривания подозрительных сделок (ст. 61.2 Закона) и сделок, влекущих предпочтение (ст. 61.3 Закона), заключенных компанией, на которую распространяется мораторий, будет исчисляться с даты введения моратория, а не с даты возбуждения дела о несостоятельности банкротстве.
  • В случае наличия у компании признаков объективного банкротства не ждать завершения моратория для подачи заявления о собственном банкротстве должника, а сразу же подавать такое заявление. Так, даже с учетом того, что на период моратория должники освобождены от такой обязанности, в законе не прописан срок подачи заявления о собственном банкротстве юридического лица, что может привести к тому, что такой срок наступит сразу после истечения срока моратория. Вышеуказанный пробел в законодательстве может привести к тому, что директора и иные контролирующие должника лица будут привлечены к субсидиарной ответственности по ст. 61.12 Закона о банкротстве (за неподачу заявления о банкротстве), а все сделки, заключенные в период моратория после появления признаков объективного банкротства будут вменены им в размер ответственности.

4. Меры налоговой поддержки бизнеса и основные налоговые риски в период эпидемии коронавируса

  • К сожалению, в настоящее время основной набор мер налоговой поддержки и налогового стимулирования, направлен на крайне ограниченный круг компаний из сегмента малого и среднего предпринимательства и относящиеся к наиболее пострадавшим отраслям экономики. Из действительно значимых мер поддержки можно отметить списание налогов за 2 квартал 2020 года, а также понижение ставки страховых взносов для компания МСП. Мы также рекомендуем налогоплательщикам обратить внимание на региональные налоговые льготы и субсидии, информацию о которых можно найти на сайтах правительств соответствующих субъектов РФ.
  • Необходимо учитывать возможность взыскания с директоров налоговых доначислений компании. В настоящий момент налоговые органы активно используют несколько таких механизмов:
    - взыскание ущерба причиненного бюджету (работает в связке с уголовной ответственностью за неуплату налогов)
    - субсидиарная ответственность топ-менеджеров в рамках дела о банкротстве компании
    - взыскание доначислений по правилам Налогового кодекса РФ (работает при условии вывода активов компании в пользу топ-менеджмента).

/ 26.05.2020

« К списку новостей

Специальные сервисы
для директора и совета директоров